Нажать кнопку перезагрузки стоит - даже если у кого-то в НАТО это вызывает тревогу

Нажать кнопку перезагрузки стоит - даже если у кого-то в НАТО это вызывает тревогу

В стране и миреВ мире
Готовность Обамы допустить увеличение влияния России, невзирая на страхи союзников, показывает, что он серьезно подходит к достижению своих внешнеполитических целей.

'Нажать кнопку перезагрузки' стало излюбленной метафорой администрации Обамы, касающейся ее политики в отношении России. Впервые эти слова прозвучали из уст вице-президента Джо Байдена, затем их 'овеществила' государственный секретарь Хиллари Клинтон, передавшая в марте своему российскому коллеге большую красную кнопку, а в минувшие выходные их на саммите НАТО повторил президент.

Вдоль северо-западной периферии России, в странах с долгой историей третирования со стороны Кремля, эта метафора не воспринимается с таким энтузиазмом. 'Нажимая кнопку перезагрузки на компьютере, вы не теряете файлы памяти', - сухо прокомментировал накануне саммита президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес.

Эта колкость, которой началась таллинская конференция в честь Леннарта Мери, бывшего президента Эстонии, который способствовал окончанию советской оккупации и принятию страны в НАТО, была явно задумана как предупреждение Обаме. Большинство участников - среди которых было немало представителей Грузии, Украины и трех прибалтийских государств, выступали за жесткую линию в отношении России. Они подозревали, что президент США слишком рьяно возьмется налаживать отношения с Москвой, и были озабочены тем, что все большее внимание НАТО к Афганистану и другим кризисам 'вне зоны ответственности' отвлекают альянс от его ключевой цели.

Для них это вопрос географии и функции. Советский Союз исчез, но первоначальная задача НАТО - защита своих государств-членов от военной угрозы со стороны России - осталась неизменной. Кроме того они хотят придать новое содержание статье 5 Североатлантического Договора, квалифицирующей нападение на одного из союзников как нападение на всех.

Некоторые участники конференции даже призывали к тому, чтобы НАТО начала разработку подробных планов развертывания войск и отражения атаки в случае интервенции России в Центральной Европе или прибалтийских странах. Они ссылались на войну в Грузии в августе прошлого года как на прецедент. По их словам, в годы 'холодной войны' НАТО не только обладала планами действий в особой обстановке, но и проводила военные учения для проверки своей готовности к отражению наступления войск СССР или Варшавского договора. Мол, необходимо возродить эту практику, чтобы показать Москве, что гарантии НАТО по безопасности своих новых восточноевропейских членов, - не пустое обещание.

Если их курс воплотить в жизнь, то Кремль воспримет это как крупную провокацию. Неудивительно, что в минувшие выходные НАТО так и не предложила долгожданную 'концепцию безопасности'. Вместо этого, она поставила перед командой экспертов задачу: найти компромисс между натовскими глобализаторами и теми, кто утверждает, что приоритетом альянса остается потенциальная угроза со стороны России.

Безусловно, Обама принадлежит к первой группе. На прошлой неделе, впервые встретившись с президентом России Дмитрием Медведевым в Лондоне и выступив на саммите НАТО, он подтвердил значительную модификацию позиции США. Исторически идеологическими 'ястребами' по России были демократы. Именно они основали в 1949 г. НАТО, а после республиканского затишья при Эйзенхауэре Джек Кеннеди призвал Запад к крестовому походу против коммунизма. Он обещал, что в борьбе за общее дело США заплатят любую цену, возьмут на себя любое бремя и преодолеют любые трудности.

Но когда в Белый дом вернулись республиканцы, Никсон дал возможность своему советнику по национальной безопасности Генри Киссинджеру, который как историк изучал Realpolitik XIX века, начать эпоху разрядки в отношениях с Россией, давшую миру серию договоров, ограничивающих ядерные арсеналы обеих сторон. Эта закономерность прослеживалась при Картере, Рейгане и Клинтоне и была нарушена лишь Бушем - возможно, самым яростным внешнеполитическим идеологом, который когда-либо сидел в Белом доме. При нем был разорван договор о противоракетной обороне, а НАТО приняла в свой состав прибалтийские государства.

Между тем, Обама возвращается к реализму в республиканском духе. На прошлой неделе он прибыл в Европу со списком вопросов для согласования с русскими - от контроля над вооружениями до Ирана, Афганистана и борьбы с терроризмом. Это был серьезный прагматический материал, без каких бы то ни было нравоучений. Да, в длинном коммюнике НАТО были воспроизведены ритуальные обещания принять однажды Грузию и Украину, равно как другие пункты, раздражающие Кремль, но в другом документе саммита - торжественной Декларации по безопасности альянса, вообще прямо не упоминается об 'агрессии' России на Кавказе, равно как о Грузии и Украине.

В своих собственных выступлениях и на пресс-конференциях в Европе Обама применял по отношению к потенциальным новым членам формулировки, которые должны удовлетворить Москву. По его словам, это должны быть государства, которые 'могут внести вклад в общую безопасность и стабильность'. Грузию при ее нынешнем руководстве явно нельзя счесть таковым, и даже, если там будет избрано более демократическое правительство, то страну, вовлеченную в замороженный конфликт вокруг разделенной территории, нельзя назвать стабильной. Короче говоря, Обама принял видение событий прошлого августа, разделяемое большинством членов ЕС и НАТО. Пускай они не говорят этого открыто, но считают, что Грузия начала ненужную войну, а Россия не могла не отреагировать.

При всех возможных вызовах, европейское турне Обамы помогло показать, какие вопросы он намерен сделать внешнеполитическими приоритетами своего президентства. Его карты на столе, и обе инициативы рискованны. Первая - огромные политические инвестиции в успех в Афганистане. Вторая - в равной мере отрадная и неожиданная масштабная кампания за ядерное разоружение. Контраст с Бушем поразителен.

Москва будет довольна. Кремль, желая, чтобы его воспринимали как глобального игрока, невзирая на экономическую слабость, подхватит обе инициативы. В Афганистане Кремль находится в беспроигрышном положении. Он не будет направлять туда войска и не будет унижен в случае поражения НАТО. Если НАТО, несмотря ни на что, победит, то безопасность Москвы усилится. Между тем, русские могут пользоваться своим контролем над Средней Азией для того, чтобы предоставить США доступ в Афганистан или отказать им в нем.

В сфере контроля над ядерным оружием русские - важнейшие игроки. Их необходимо привлекать на каждом этапе: от обеспечения безопасности 'бесхозных боеголовок', до борьбы с распространением ядерного оружия и сокращения арсеналов. Это дает им пространство для маневров на переговорах.

То, что Обама знает обо всем этом, но не возражает, служит отрадным признаком серьезности его намерений. Расслабиться нужно не только российским лидерам. Весь мир может вздохнуть спокойно, даже если тревога остается доминирующим настроением политических элит Прибалтики, где этой холодной весной по морю продолжают дрейфовать глыбы льда.

("The Guardian", Великобритания)
Джонатан Стил (Jonathan Steele)

Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

всего: 709 / сегодня: 1

Комментарии /0

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире