Нелегального оружия в России хватит для «маленькой гражданской войны»

Нелегального оружия в России хватит для «маленькой гражданской войны»

В стране и миреПроисшествия
Купив базу данных у постового ГИБДД, журналист обнаружил, что по стране «гуляет» до 170 тысяч «незаконных» пистолетов и автоматов.

Бывший начальник ОВД «Царицыно» Денис Евсюков, расстрелявший в конце апреля 2009 года почти десять человек в супермаркете в Москве, мог быть посредником или непосредственным участником торговли оружием. В ОВД «Царицыно» недавно была выявлена недостача 13 единиц оружия, а на днях, при попытке продать два пистолета, был задержан бывший заместитель Евсюкова по вооружению Алексей Сафонов, пишет газета «Известия». При обыске в доме Сафонова найден сейф. Он пока не вскрыт. Следователи предполагают, что там находится оружие. Напомним, что по одной из версий, неучтенный пистолет из которого майор Евсюков открыл огонь с магазине, был украден со склада МВД. История о «неучтенном пистолете» убийцы, стала поводом для журналистского расследования «Новой Газеты», корреспондент которой, купив базу данных у постового ГИБДД, обнаружил, что по стране «гуляет» до 170 тысяч «незаконных» пистолетов и автоматов. Пропавшего оружия находят меньше, чем теряют. В итоге коррупция и разгильдяйство силовых структур столь вооружили население России, что можно запросто устроить маленькую гражданскую войну, пишет газета.

Чтобы выяснить, сколько по стране гуляет «левых» стволов, не нужно направлять официальные запросы в ФСБ, МВД или Министерство обороны. Эти ведомства, ссылаясь на секретность, все равно не ответят. Достаточно договориться с инспектором ГИБДД на любом стационарном посту, и вам скопируют на компакт-диск всю базу данных «Розыск оружия». Гаишники используют такие базы при проверке владельцев автомобилей.

По данным сакраментальной базы, начиная с 1951 по 2008 год на территории СССР, а затем Российской Федерации было похищено, утрачено во время боевых действий или потеряно по пьянке 182 тысяч 114 единиц боевого стрелкового оружия. И еще 166 тысяч 265 единиц было изъято сотрудниками МВД и ФСБ у преступников и обычных граждан. В том числе 55 тысяч 567 автоматов и пистолетов, вообще не числившихся в милицейской картотеке. На сегодняшний день в розыске находится 13 тысяч 684 автоматов Калашникова, 22 тысяч 119 макаровых, 4089 пистолетов ТТ, 268 стечкиных, 3634 нагана, 504 маузера, 705 браунингов, 154 пистолета «Беретта», 203 парабеллумов и 6114 наградных и музейных вальтеров.

Некоторые стволы имеют длинную биографию: 8 августа 1951 года парторг Верхнегрековского узла связи Ростовской области Савченко из табельного нагана расстрелял четверых сослуживцев и, похитив крупную сумму денег, скрылся в неизвестном направлении. Савченко так и не нашли. Зато его наган всплыл в 1992 году в Тюменской области при расследовании убийства сторожа.

Источников «нелегального» оружия в России два: это милиция и Вооруженные силы. В советское время в армии теряли стволы «по-пьяни», или в результате пожаров на складах. Но цифры были относительно невелики. Зато начиная с 90-х годов ситуация резко изменилась. Из армейских арсеналов оружие потекло широким потоком. Потери в матчасти возросли в разы после начала чеченских войн. Всего, судя по данным базы розыска, в первую и вторую чеченские войны Министерство обороны потеряло 4 тыс 456 стволов. В Дагестане – 142, в Ингушетии – 74 и Кабардино-Балкарии – 15.

Милиционеры пости не уступают военным про количеству «сгоревших» и «утери\янных» стволов. Во времена СССР 412 участковых, оперов и гаишников потеряли свои табельные пистолеты. Причем 80% из них находились в состоянии алкогольного опьянения. Эти «пушки» ищут до сих пор. Однако львиная доля пропаж пришлась на «горячие точки». Неподготовленные к «антипартизанской» войне, сотрудники МВД оказались весьма легкой добычей для боевиков. Они чаще, чем военные, попадали в плен, засады или их отстреливали поодиночке. Оружие при этом попадало в руки бандформирований.

Огромная партия пулеметов, автоматов, снайперских винтовок и пистолетов досталась боевикам в результате нападения на Назрань в ночь с 21 на 22 июня 2004 года. Тогда со склада ОМТ и ХО МВД Ингушетии, по предварительным подсчетам, исчезло 516 единиц стрелкового оружия.

Милиционеры и сами не прочь поторговать оружием. Статистика впечатляет. В 1992 году из здания УВД Республики Ингушетия «испарилось» 37 единиц стрелкового оружия. Из оружейки хабаровской Высшей школы милиции в 1993 году были похищены 93 «Макаровых» и 37 наганов. В период с 1 января по 5 мая 2000 года кладовщик УВД на транспорте (Ростовская обл.) Копченко с помощью чеченской ОПГ реализовал 114 «макаровых». А уж сколько поштучно исчезло оружия из арсеналов МВД, никому толком так и не известно. В базе, например, есть упоминание об уголовном деле №101887 по статьям 222 и 226 УК РФ (хищение и сбыт оружия) по факту хищения в 2005 году 47 пистолетов Макарова. Где произошла кража, не указано. Но судя по тому, что оперативное сопровождение вело Управление уголовного розыска ГУВД Московской области, преступление было совершено в Подмосковье.

Широко известна такая практика: изъятое у преступников оружие не фиксируется (или уничтожается только на бумаге), а припрятывается для собственных нужд. Нужды бывают разными: пистолет может быть подброшен тем, в отношении кого необходимо возбудить уголовное дело, оружием можно воспользоваться и в случае каких-либо непредвиденных осложнений в бизнесе (когда «крыше» отказываются платить или на горизонте появляется другая «крыша»). Или так, как это сделал майор Евсюков.

Вступайте в группу Новости города Новокузнецк в социальной сети Вконтакте, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
Алексей Усов
nr2.ru

всего: 1294 / сегодня: 1

Комментарии /2

18:4712-05-2009
 
 
Читатель
ЛОЖЬ! ЛОЖЬ! ЛОЖЬ!

10:1513-05-2009
 
 
Читатель
Ага а сколько патронов списали на бездомных собак?

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире