Под ключ
Российские предприниматели пришли в вузы, но не как студенты, а как заказчики. Значит ли это, что на рынке труда появятся молодые, но квалифицированные кадры?

Современные абитуриенты, выбирая институт и будущую профессию, руководствуются не столько зовом сердца, сколько перспективами дальнейшего трудоустройства

Нынешние выпускники школ не чета тем, кто покидал парту лет десять - двадцать назад. Романтика ушла из их планов на будущее, а на смену ей пришел бизнес-план собственной жизни на долгие годы вперед. На вопрос "Куда пойти учиться?" они отвечают без запинки: туда, где можно получить престижную профессию, которая в будущем обеспечит хорошие перспективы и достойный заработок. По последним данным, примерно 43 процента абитуриентов, выбирая институт и будущую профессию, руководствуются резонами дальнейшего трудоустройства. Причем больше всего молодое поколение интересуют мировая экономика и менеджмент (22 и 11 процентов соответственно). Оно и понятно: про оклады аналитиков и менеджеров высшего звена уже ходят легенды. Впрочем, далеко не факт, что юные прагматики, выучившись на менеджера и экономиста, перейдут к бизнес-планам реальным. Представления о настоящих профессионалах у преподавателей вузов и потенциальных работодателей часто не совпадают. Причины этого хорошо известны: в советское время институты готовили кадры по госзаказу, и любому молодому специалисту работа всегда находилась. И никого - ни вуз, ни самого выпускника, ни работодателя - не волновало, что "молодого кадра" приходилось доучивать-переучивать. Это потом, когда старые связи были разрушены, а вузы отпущены в самостоятельное плавание, проблема стала во весь рост. Вузы учили столько специалистов, сколько могли и хотели, дети учились, не представляя реалий рынка труда, а работодатели хватались за голову: нужных кадров не хватает! А что значит нужных? Это значит по профилю, с определенным набором навыков и знаний. Со временем стало понятно, что никто лучше самих работодателей не знает, кто нужен обществу и экономике и с каким уровнем подготовки. Система образования как структура весьма инертная долго сопротивлялась вмешательству в свои планы извне. Но не устояла: теперь ведь формулу "время - деньги" знают и абитуриенты, выбирая только те учебные заведения, где есть шанс получить желаемое образование. И бизнес, тоже кровно заинтересованный в качественных специалистах, пришел в вузы. Значит ли это, что теперь у тех, кто поступает в институты сегодня, больше шансов получить вместе с дипломом хорошую работу? Может быть, и вот почему.

В рамках национального проекта "Образование" отечественные предприниматели и промышленники, объединившиеся в РСПП, участвуют в разработке образовательных стандартов нового поколения. В них заложен так называемый компетентностный подход - от выпускника требуется не просто владение набором знаний и умений, но сформированные навыки и способности решать довольно широкий круг задач. Наши постоянно меняющиеся реалии, растущая экономика сделали свой выбор: возникла потребность в работнике, который может быстро осваивать новые знания, технологии и способен к самообучению. "Сегодня знания устаревают достаточно быстро, - считает глава департамента социальной политики РСПП Федор Прокопов. - Того багажа, который человек получил в институте, ему хватит на 5-7 лет. Поэтому необходимо непрерывное обучение: нужно создать систему, которая давала бы каждому работнику возможность приобретать новые навыки, поддерживать и развивать его квалификацию".

Чтобы получить такой "самонастраивающийся механизм", многие крупные предприятия и компании заказывают свои учебные программы профильным вузам, появляются новые специализации. "Мы готовим экономистов, управленцев высшего звена, - говорит замдекана и руководитель программы "Национальная экономика" Академии народного хозяйства Маргарита Казарян. - Им мало одной экономики, нужны знания на стыке наук. Поэтому мы, например, вводим курс "Экономика и право". Это понятно: современный управленец должен владеть основами права, уметь подписать контракт, просчитать юридические последствия принятого им решения. В технических вузах, наоборот, начинают преподавание основ экономики, выделяют больше часов на изучение иностранных языков.

Сегодня почти все крупные компании имеют договорные отношения с вузами - создают базовые кафедры, корпоративные университеты, участвуют в работе бизнес-инкубаторов. Некоторые бизнес-структуры даже принимают участие в управлении учебными заведениями. При таком тесном взаимодействии с образовательными учреждениями работодатели могут позволить себе роскошь выбирать будущих сотрудников, не дожидаясь, когда те получат диплом. Например, в МГТУ им. Н. Э. Баумана уже на третьем курсе проводится ярмарка вакансий, после которой почти всех студентов разбирают по фирмам и предприятиям. Причем в последнее время охота за головами ведется уже с первого курса. Как любит шутить ректор Бауманки Игорь Федоров, "у нас единственный безработный - это начальник отдела распределения". Действительно, к пятому курсу, как правило, свободных выпускников не остается. Во многих вузах существует практика заключения трехсторонних договоров между институтом, работодателем и студентом. И хотя на законодательном уровне ответственность студента перед организацией, оплатившей ему обучение, не прописана и в наручниках его, конечно, на рабочее место никто не поведет, в большинстве случаев все договоренности сторонами соблюдаются.

Все эти меры преследуют одну цель - получить на выходе готового специалиста, которого не надо будет доводить до ума в офисе или на производстве. Конечно, столь благостная картина наблюдается далеко не везде. В России огромное количество вузов - только в ведении Рособразования их более 340 плюс 900 филиалов. Естественно, и качество образования, и профессорско-преподавательский состав, и взаимодействие с различными заказчиками находятся в них на разном уровне. Помочь разобраться в этом море образовательных услуг призван деловой рейтинг высшего образования, инициатором создания которого выступила "Деловая Россия". Как обещают авторы, он будет обнародован в июне - июле. "Этот рейтинг отличается от всех остальных тем, что в его фокусе не изучение ресурсов учебного заведения и процесса обучения, а оценка конкретных результатов деятельности вузов по подготовке молодых специалистов, таких как возможности трудоустройства, уровень оплаты труда, карьерный рост и так дале", - говорит член генерального совета "Деловой России" Николай Брусникин.

Так что рынок все расставит по своим местам. Тем более что уже через 3-4 года Россия попадет в так называемую демографическую яму, "выкопанную" в жестких 90-х. Тогда рождаемость в нашей стране упала до минимума. Как следствие, в 2011 году количество выпускников средних школ будет почти в четыре раза меньше, чем сейчас. Правда, большинство ректоров это не пугает: они считают, что как раз наступает то время, когда систему высшего образования можно реально модернизировать. Сегодня на подготовку одного специалиста в год из бюджета выделяется шестьсот - восемьсот долларов, а реально требуется около трех тысяч. Так вот, при сокращении числа первокурсников и сохранении бюджетного финансирования получится как раз необходимая для обучения сумма. Воспользуются ли вузы этой возможностью, покажет время. "Демографический спад неизбежно обострит конкурентную борьбу за абитуриентов, - говорит Маргарита Казарян, - а конкурировать можно только учебными программами, инновациями и качеством образования". А те вузы, которые не успеют вовремя сориентироваться, могут не вписаться в бизнес-планы будущих абитуриентов.

ВРЕЗ: АВТОРИТЕТНО

Инициатива ненаказуема

Как государство и бизнес намерены воспитывать молодые кадры? По каким принципам они готовы делить особо ценных специалистов? На эти вопросы "Итогам" отвечает депутат Госдумы Владимир Груздев.

- Владимир Сергеевич, может ли бизнес повлиять на качество высшего образования?

- Не только может, но и должен. У него появился сильный конкурент в лице государства - сегодня это самый крупный работодатель. Государство стимулирует своих работников: зарплаты на федеральном и муниципальном уровне постоянно повышаются, госслужащим предоставляются различные льготы. Кроме того, у многих людей в подсознании заложено, что лучше работать в государственной или полугосударственной структуре - это надежнее, да и спокойнее. В этой ситуации бизнесу стоит задуматься о том, как переманить талантливых выпускников на свою сторону.

- Ну и как же?

- Прежде всего наладить тесную связь с вузами. Это участие в составлении программ, в научных разработках, формирование четкого заказа. У бизнес-структур гораздо больше возможностей привлечь студента еще на стадии обучения, ведь на госслужбу нельзя принять человека без диплома. Мне кажется, те законы, которые мы сейчас приняли и рассматриваем, как раз подтолкнут бизнес к более эффективному участию в подборе и трудоустройстве выпускников вузов. Важный шаг - разделение образования на два этапа: бакалавриат и магистратуру. Это позволит компаниям и предприятиям готовить будущего работника под себя. Сложно "покупать" специалиста с 1-го курса, а вот на 5-м уже есть смысл. В этом случае компания может оплатить студенту учебу в магистратуре.

- В вузах работодатели начинают охоту за головами уже с 3-го курса. Но в основном это западные компании.

- Тут я с вами не соглашусь. Бизнес - это часть общества и развивается по тем же законам. Сегодня он, как и общество в целом, встает с колен: компании капитализировались, стоимость многих из них приблизилась к мировому уровню. Естественно, увеличился и спрос на высококвалифицированные кадры. Поэтому наши фирмы далеко не последние в очереди за талантливой молодежью.

- А если выпускник захочет создать бизнес с нуля, как, например, основатель компании Google Сергей Брин, кстати, бывший житель вашего избирательного округа?

- Вы слышали про бизнес-инкубаторы? Идея очень интересная и актуальная. Сейчас в нашей экономике, к сожалению, идет вытеснение малого бизнеса. С одной стороны, на него наступают госкомпании, с другой - крупный и средний бизнес. Количество людей, занятых в сфере малого предпринимательства, начало снижаться. Даже в Москве эта цифра уменьшилась с 28 процентов до 23. Это очень плохо. Идея бизнес-инкубаторов в этой ситуации очень важна. И прежде всего для того, чтобы научить людей не кормиться от государства, а создавать продукт самостоятельно, конкурировать, принимать рискованные решения.

- Мы ездили в Томск, родину бизнес-инкубаторов, и столкнулись с такой проблемой: идея и патент есть, но для начала производства нужны инвестиции. Но под молодежь кредиты дают неохотно.

- Да, сегодня получить деньги на малое или мелкое предприятие непросто. Но сейчас такая программа реализуется в рамках только что созданного Банка развития. В его бюджете уже на этот год заложены средства в том числе и на поддержку такого рода инициатив.

Решаем эту проблему и на другом уровне. Я являюсь координатором партии "Единая Россия" по взаимодействию с бизнес-сообществом. В рамках этого проекта мы создали Ассоциацию молодых предпринимателей, одна из целей которой - выявление интересных коммерческих предложений и поиск людей, которые готовы были бы инвестировать средства в реализацию этих идей. Кроме того, мне кажется, государство само должно поощрять бизнес, стимулировать приток туда молодых и талантливых людей. Период собирания камней подходит к концу. Сегодня самое главное - создать условия, при которых люди хотят трудиться, проявлять инициативу.

Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

всего: 826 / сегодня: 1

Комментарии /0

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире