Борьба аллигаторов с педикулезом

Борьба аллигаторов с педикулезом

В стране и миреВ мире
Чтобы повысить показатели школьной успеваемости, чиновники снижают требования к себе и к детям на недопустимую величину

Казалось, что время анекдотов на темы тестов прошло: «как звали лошадь Вронского?» или «какого цвета берет у Татьяны?» — больше не спрашивают. Более того, в ЕГЭ по литературе заданий с выбором ответа больше просто нет. Но пока на федеральном уровне обкатывали эту технологию, тягаться на поприще выпечки тестов стали все кому не лень.

Инициатива по всеобщему тестированию спустилась на местный уровень. И вот недавно в одной из московских школ во время тестирования пятиклассники были озадачены следующим вопросом:

«Как называли в Древнем Риме рабов, специально обученных для вооруженной борьбы между собой или со зверями на аренах:

а) аллигаторы;
б) гладиаторы;
в) олигофрены.

Задания принесли с собой проверяющие. И вот один мальчик поднял руку и спросил: «А что такое олигофрен?».

А вот еще несколько вопросов. Попробуйте ответить.

— Если бы собака была легче жука и тяжелее слона, то кто был бы легче всех?

— Волк, лиса и медведь жили в трех домиках: первый — белый с большим окном, второй — зеленый с большим окном, третий — зеленый с маленьким окном. У волка и лисы домик с большим окном, у волка и медведя — зеленые домики. У кого какой домик?

Думается, многим взрослым для ответа потребуются листок бумаги и немалое время. А это реальные вопросы, заданные детям при поступлении в первый класс.

Школа сегодня хочет получить первоклассников, которые умеют решать логические задачи. Хорошо читают — и не просто складывают буквы и слоги, а читают бегло и с пониманием. Школы требуют, чтобы абитуриент первого класса считал в пределах десяти, а кое-где и с переходом через десяток. В прошлом году при поступлении спрашивали уже и фонематический анализ: «Какой второй звук в слове ёжик?». Поспрашивайте друзей, а еще лучше — учителей, тех, что не преподают в начальных классах и не филологи, и без дополнительных объяснений ответят не все.

Вот еще задачка для детей, которые пришли поступать в школу:

«На ветке сидело 3 птицы, улетело 2. Реши задачу».

Дети знают, зачем они сюда пришли, им дома говорили, что учитель будет проверять, как они считают, и… попадаются. Ответить, что задачу эту решить нельзя, так как нет вопроса, не отваживается никто.

И все это требуют на входе в школу.

А после того, как ребенок становится учеником, уже в 5-м классе спрашивают: чем отличается аллигатор от гладиатора?

Пускай вопрос будет про аллигатора с гладиатором, лишь бы ученик справился независимо от того, как его учили. На входе в школу можно задавать сложные вопросы: система пока еще за ребенка не отвечает. Но уж если взяли учиться, то надо как-то подгонять ответы учеников под положительные результаты. Можно и вопросы задавать такие, чтобы отрицательных результатов не было.

Министерство провозглашает приоритет воспитания, декларирует ориентацию на выращивание компетенций, а спрашивают с учителя, школы, города, района только хорошие оценки, которые ни воспитания, ни компетенций никогда не отразят. Получается, что управленцы догадались, что нужно потребителю, но как это дать — не знают и пропихивают никому не нужную продукцию. Но ее приходится брать —  аттестат-то нужен всем. В результате школа делает вид, что занимается развитием и образованием детей, а дети делают вид, что учатся. Ведомству надо выдать аттестаты без двоек. Детям и родителям — их получить. Сговор в особо крупном размере налицо.

А чтобы собранные в одном месте дети не простаивали, это учреждение, которое по старой памяти называют «школой», пытаются использовать в своих интересах самые разные ведомства. То милиция собирает через директоров фамилии и адреса детей нероссийского происхождения, то участковый приходит на педсовет и просит, чтобы учителя сообщали в соответствующие ведомства все свои подозрения о противоправных делах учеников, особенно о возможных местах распространения наркотиков. Или вот Роспотребнадзор решил использовать школьный ресурс для санпросветработы.

В школу прислали текст: «Профилактика и меры борьбы с педикулезом». Может быть, для беседы врача или даже для учителя биологии этот материал и мог бы сгодиться, но в письме пояснение: «Тексты «Профилактика и меры борьбы с педикулезом», «У ребенка педикулез. Что делать?» можно использовать как учебное пособие в виде изложений и диктантов для учащихся».

Знания про педикулез таким образом Роспотребнадзор распространяет в школах не напрямую. Это письмо переслало управление образования. Правда, без сопроводительных указаний.

Вот выдержки (полный текст есть в редакции). Можно их считать нашей попыткой изложения.

«Педикулез, или вшивость, — специфическое паразитирование на человеке вшей, питающихся его кровью.

Платяная вошь — самая крупная, до 5 мм, живет в складках и швах белья и одежды, где откладывает яйца, которые приклеиваются к ворсинкам ткани. А также к волосам на теле человека. В течение жизни откладывает до 400 яиц. Платяные вши остаются жизнеспособными вне человека 2—3 суток.

Головная вошь живет и размножается в волосистой части головы.

Лобковая вошь живет на волосах лобка, бровей, ресниц, усов, подмышечных впадин. Насекомые могут распространяться по всей нижней части туловища, особенно на животе».

Это еще не все, но, думаю, хватит: читатели — не дети, им не вытерпеть.

А дети в школе терпят еще и не такое. Если про гладиаторов мы ничего не можем рассказать им, кроме того, что они не аллигаторы, пусть хоть про педикулез знают.

Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
Людмила Рыбина
Новая газета

всего: 1294 / сегодня: 1

Комментарии /0

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире